Partita viola. Бижутерия из натуральных камней.

Перейти к содержимому

Главное меню

Роже Кайуа "Отраженные камни"

Отрывок из книги "Отражённые камни"

Введение в минералы


Камни стары: старше жизни, старше человека, которому они дали материал для первых орудий, первого оружия.
И для укрытий, святилищ, могил, не говоря уже о решающей искре, исторгнутой из строптивого кремня.
До камней не было ничего - лишь геометрия пустых пространств. Звезды, рождаясь, сложены минералами,
а когда они гаснут, истощив запас жизни, то лишь снова становятся инертным веществом, изгнавшим все,
что трепещет и дышит, все непрочное и преходящее. Они вновь обретают свою устойчивость,
свою суровую основу: хронологию, в сравнении с которой любая долговечность - только миг.

В
бесчисленных породах - конгломератах случайного и локального - развернута целая гамма возможных
различий. Напротив, ряд химически определенных, однородных минералов с правильной, специфической,
незыблемой структурой атомов легко исчерпывается. Их количество раз в двадцать превышает число элементов
таблицы Менделеева, которых немногим больше сотни. Кажется, это почти ничто рядом с тремястами
пятьюдесятью тысячами описанных видов жесткокрылых или ста двадцатью тысячами известных видов бабочек.

М
инералы и горные породы представляют собой неподвластный времени театр, где последний актер трижды
обходит сцену, прежде чем ее покинуть. Впрочем, эти высокие шедевры сценографии явлены в их выразительной
наготе только там, где продолжение жизни невозможно: на ледяных вершинах или в пекле и ночном холоде
пустынь. Непогода, тектонические взрывы, непрерывное выветривание продолжают формировать ландшафты,
которые эфемерному узурпатору кажутся воплощением вечности.
В остальном почти все по-прежнему скрыто от взгляда в толще земных недр.

Я
не устаю перебирать камни, один за другим. Абстрактные призмы кристаллов (они, как и души,
не отбрасывают тени) дарят мне чудо гладкой, прямолинейной, незамутненной прозрачности: твердость,
порядок, пустоту и блеск - все сразу. Летучая ртуть раскрывает передо мной чудо замерзшего и
жидкого металла. Темное зеркало обсидиана порой удерживает в сумрачном плену пойманную радугу.
Дендриты марганца в известняке, в кремне, даже в непроницаемом кварце копируют ипревосходят изяществом
филигранную изрезанность хвощей и плаунов. В сероватых агатовых ядрах таятся ледовые завесы,
планы симметричных крепостей, лесные пожары, обильные искрами и пеплом. В толще яшмы, гранита,
слюды рассеяны повторяющиеся знаки непонятного алфавита. Самые невообразимые рисунки не противоречат
простоте божественной геометрии. Галенит сложен кубами, флюорит - октаэдрами, кальцит представляет
ромбоэдр, пирит - пентагондодекаэдр. Наконец, сильнее, чем любая другая фигура, удивляет своей предельной
строгостью совершенный треугольник - тот, что всегда сопутствует турмалину
или бесконечно отражается на поверхности железного блеска.

М
не кажется тогда: науке не измыслить точности, бреду не создать фантазии, искусству не добиться гармонии и
смелости, которыми не обладали бы в зародыше, в идее или в несомненной и
великолепной законченности структуры, формы, рисунки камней.

М
инералы - исходный запас, основа существования всего, что способно растворяться,
истощаться и рассеиваться, - включая, быть может, откровения грезы и головокружительный восторг.
Минералы убеждают меня: фантазия - лишь одно из мыслимых продолжений материи.

Я
бы не спешил занести в разряд мудрых речений поговорку: "несчастный, как камни".
В самом деле, где найти покой более невозмутимый, речь более лапидарную,
славу, построенную на более прочном фундаменте?

К
амни, даже в манере письма вы даете мне образец: чужой, лаконичный, твердый.

полудрагоценные натуральные камни
полудрагоценные натуральные камни
Назад к содержимому | Назад к главному меню Яндекс.Метрика